ОПАСЕН ВЕРНОСТЬЮ РОССИИ

 

 




 




 




Владимир КВАЧКОВ

 

 

ОПАСЕН ВЕРНОСТЬЮ РОССИИ

 

 

ОН ВСТАЛ НА БОРЬБУ ЗА НАШУ РОДИНУ

Владимир КВАЧКОВ:       ОПАСЕН ВЕРНОСТЬЮ РОССИИЯ много раньше думал о возможностях борьбы русских людей, о конкретных формах этой борьбы, о реалиях, которые нас всех окружают. И пришел к выводу (после опыта борьбы против ИНН), что если русские люди и будут пытаться поднять голову, пытаться что-то конкретное сделать, то уничтожать и сажать в тюрьмы их будут не жиды, не масоны, не «мировая закулиса» и ее наймиты, а наши доблестные и «патриотические» спецслужбы.

Басаев жив и творит свои черные дела, убийцы генерала Рохлина даже не обозначены, убийцы генерала Гамова (камчатского пограничника, сожженного убийцами в собственной квартире) не найдены, зато через несколько часов после покушения на «ржавого Толика» арестован полковник ГРУ Генштаба ВС РФ в запасе, боевой командир бригады спецназа, защищавший Родину и ее интересы в Афганистане (тяжелое ранение) и во всех «горячих точках» 80—90 годов, награжденный десятком боевых орденов и медалей! Наши доблестные спецслужбы не дремлют! Все должны знать, что столпы существующего режима неприкосновенны! И какая прыть, какое рвение (как в случае с Пуманэ, бывшим подводником, которого менты запытали и забили до смерти, выбивая показания о «готовящемся теракте»)! Смотрите, люди русские, что будет с теми, кто только ПОДУМАЕТ посягнуть на разрушителей России. Мы, доблестные спецслужбы, вырвем вам кадык и разорвем на куски (а в кулуарах и на кухне под поросенка и хорошую «патриотическую» водочку — «ну, конечно, да… Чубайс, жиды, масоны… но мы, того… приказ… закон… мы чего… нам сказали…).

Повторяю свою мысль: не «Бейтар» будет убивать и калечить тех русских ребят, которых вы хотите поднять на борьбу за Родину, а наши «патриотические» спецслужбы, «выполняя поставленную задачу». Вот тебе цена их «патриотизма» и «православного братства». «Кто дэвушку ужинает, тот ее и танцует», — говорят с улыбкой грузины. Вот и наши спецслужбы есть только дешевая рабсила по решению задач удержания населения России в страхе и повиновении.

Я понял, что и первая волна патриотов, и вторая, и нынешняя суть «духовные импотенты», потому что они просто «читают и пишут правильные статьи», но никуда никого не зовут и сами не совершают никаких ПОСТУПКОВ, которые бы изменяли реальность, историю. Дело не в «правильном мировоззрении», а в способности к цельному и героическому поступку. А  этот русский   полковник  Владимир   Квачков,  поднявший оружие на врага России Чубайса, совершил ПОСТУПОК, поступил по своей совести, принес себя и свою семью в жертву, которая никем не будет осознана, будет оплевана, оклеветана, его объявят сумасшедшим, но он поступил так, потому что понимал, что делают с нашей Родиной, с нашими стариками, слышал их стоны и призывы — и не мог просто «прочитать» и поехать с сыном на рыбалку.

И наши доблестные фээсбешники вырвут теперь ему и его сыну языки, в суде их растерзают прокуроры и судьи, его осудит церковное священноначалие за «насилие», от него отрекутся сослуживцы Генштаба и Минобороны, а средства массовой информации осквернят его жизнь, его семью, все, что для него было свято и дорого. Вот что ожидает тех, кто реально встанет на борьбу за нашу Родину — осуждение «общества» и мученическая смерть на Кресте.

Но да помогут рабу Божьему Владимиру своими святыми молитвами наши святые русские предки! А Господь да укрепит его на крестном пути.

     Священник Дмитрий Летко


НАЦИОНАЛЬНОЕ ВОССТАНИЕ — ДА!

Беседа корреспондента газеты «Завтра» с Владимиром Квачковым

«Завтра»: Владимир Васильевич, как вы оцениваете произошедшее с вами? Чей это замысел?

Полковник Квачков: Думаю, что до 17 марта 2005 года замысла как основания плана операции против меня и моих товарищей — офицеров спецназа не было. Была повседневная деятельность ФСБ и других, возможно, частных спецслужб, отслеживающих на национально-патриотическом поле наиболее опасные для власти политические течения и направления. В их числе был и Военно-Державный союз, возглавляемый генерал-полковником Л. Г. Ивашовым, в работе которого я принимал участие. Безусловно, моя почти тридцатилетняя служба в соединениях и частях специального назначения Вооруженных Сил, личный боевой опыт в Афганистане, Таджикистане, Чечне и других «горячих точках» могли вызывать повышенный интерес спецслужб. Это, наверное, главная причина, по которой я был арестован у себя дома уже через пять часов после «покушения на Чубайса».

Все произошедшее, в том числе пребывание в тюрьме, расцениваю как испытание моей православной Веры и офицерской воли. Я — русский офицер и обязан стойко, с достоинством переносить все тяготы и лишения военной службы по защите Отечества, в том числе, находясь в плену.

«Завтра»: Вы опытный военный разведчик. Могла бы «операция» подобного рода, осуществляемая специалистами, столь бездарно провалиться?

Полковник Квачков: Объективная оценка этой диверсионной акции, если, конечно, она имела место быть, может быть получена только после анализа ее по трем позициям: военно-политической, юридической и собственно военной.

С военно-политической точки зрения, данная акция есть одна из форм национально-освободительной войны. Уничтожение любых иностранных захватчиков и пособников оккупантов, в том числе в экономической области, есть долг и священная обязанность каждого офицера, солдата, любого воина, независимо от того, воюет ли он в открытой вооруженной борьбе на фронте или действует на оккупированной врагом территории своей страны. Момент истины заключается в признании или непризнании нынешней власти в России оккупационной. Для меня оккупация России инородческой властью очевидна, поэтому расценивать попытку ликвидации одного из самых зловещих организаторов  оккупации   России   как  обычное  уголовное преступление недопустимо. Это первая вооруженная акция национально-освободительной войны. Все эти ельцины, чубайсы, кохи, абрамовичи, фридманы, уринсоны и им подобные забрали у нас наши национальные богатства, поставили русский и другие коренные народы на грань исчезновения, а Россию — на грань расчленения. Уничтожение оккупантов и их пособников есть не преступление, а долг и обязанность каждого защитника Отечества, верного воинской Присяге. Именно на этом основании я отказываюсь давать какие-либо показания следствию, в том числе отвечать на вопрос о виновности. Официально заявляю: многочисленные сообщения в средствах массовой информации, что полковник запаса Квачков В. В. якобы не признает себя виновным, не соответствуют действительности. Я считаю, что нет события преступления и никакой вины здесь быть не может. Признавать правомочность вопроса о вине — значит признавать правомочность признания данного события преступлением.
С чисто юридической точки зрения, люди, обвиняемые в совершении того или иного преступления, не должны доказывать своей невиновности, должна быть доказана их вина. Несколько десятков (!) проведенных экспертиз не указали на непосредственное участие меня, а также арестованных по данному делу Роберта Яшина и Александра Найденова. Ни улик, ни следов нет: ни наших, ни других. Чисто ли сработали нападавшие или плохо поработали следователи — вопрос другой. Суду присяжных должны быть представлены доказательства, а не детективные и дефективные фантазии прокуратуры, основанные на показаниях сексотов и стукачей.

По понятным причинам анализ военной составляющей я могу провести только на основании материалов, изложенных в средствах массовой информации. Возможны два варианта: диверсионная акция или ее инсценировка. Если это была диверсионная акция, то очевидно, что группа, действовавшая в засаде против бронированного объекта, пришла туда не с двумя автоматами, из которых зафиксирован огонь по машинам. На месте обнаружено шесть подстилок для ведения огня лежа в снегу. Значит, были еще вооруженные нападавшие. Обрывки сгоревшей упаковки от фугаса, найденные на месте взрыва, говорят о том, что основной заряд изготовленный из самодельного (!) взрывчатого вещества (ВВ), сгорел, а не сдетонировал, то есть не взорвался. Мощность взрыва промежуточного заряда из тротила или другого ВВ нормальной мощности, предназначенного для возбуждения детонации в самодельном ВВ (как правило пониженной мощности) экспертами был оценен в 1—3 килограмма; судя по нему, мощность основного заряда фугаса тогда должна была бы составлять 25—30 килограммов в тротиловом эквиваленте. Взрыв такой мощности, произведенный    рядом    с    машиной,   должен    был,    повидимому, скинуть машину Чубайса с дороги, после чего уничтожение объекта должно было бы завершиться применением других средств, скорее всего ручных противотанковых гранат типа РПГ-18. Подрыв заряда, судя по направлению следа от осколка на капоте БМВ перед правым передним колесом, а не по центру машины, скорее всего вызван сложностью абсолютно точного времени ручного замыкания электровзрывной сети в условиях ограниченной видимости в лесу. Скорость движения кортежа 90 километров в час, как наиболее вероятная в то время при обгоне, означает движение со скоростью 25 метров в секунду или 2,5 метра за 0,1 секунды. Планирование подрыва на такой скорости на 0,1 секунды позже, то есть по центру или тем более по задней пассажирской части автомобиля, в случае даже небольшой погрешности в реакции подрывника мог быть запоздалым и нанести основной удар не по объекту, который бы уже проехал, а по машине сопровождения. Это наверняка не входило в планы нападавших, что подтверждается их последующими действиями: когда охранники вышли из машины, они не были уничтожены огнем из автоматов, что не составляло бы труда с 30—40 метров, а были отогнаны огнем с места засады на другую сторону дороги, просто чтобы не мешали отходу группы.

При устройстве засады подрыв мин и фугасов, как правило, означает сигнал на открытие огня и другие действия группы. Поэтому ведение огня  из автоматов бронебойно-зажигательными пулями в течение нескольких секунд подгруппой огневого нападения скорее всего было планово-рефлекторным. После подрыва фугаса большой мощности в полутора метрах от БМВ сохранение прочности даже бронированных стекол с правой стороны машины было сомнительным.

О причинах отказа основного заряда в фугасе судить трудно. Возможно, неправильно была составлена сама смесь (хотя обычно делается пробный подрыв самодельного ВВ), возможно, была нарушена герметичность при транспортировке или установке в снегу, а может, возникли какие другие причины.

Неудача диверсионной акции партизан по уничтожению самой одиозной фигуры российской демократии говорит о том, что Господь не допустил быстрой и безболезненной смерти Чубайса и уготовил ему и всей этой шайке другое, более тяжкое наказание. Что ж, подождем. Национально-освободительная война русского народа еще только начинается. Освобождение Кубы тоже начиналось с неудачной попытки штурма казарм Монкада горсткой храбрецов во главе с Фиделем Кастро.

Вторая версия — инсценировка нападения. Поскольку я никогда ранее этим не занимался, то от комментариев этого варианта в силу своей некомпетентности, воздержусь.

«Завтра»: Русская армия — объект непрерывных провокаций,  в  которых  участвует  прокуратура.  Чего стоит «процесс» над гордостью разведки ВДВ Павлом Поповских с друзьями! Не является ли ваше дело продолжением репрессий против армии?

Полковник Квачков: В 1997-м году командование ВДВ под эгидой Совета Безопасности Российской Федерации провело научно-практическую конференцию «Специальные операции и необходимость создания сил (войск) специального назначения в Вооруженных Силах Российской Федерации». Конференцию готовили мы с П. Я. Поповских. Он тогда был начальником разведки ВДВ, а я занимал ответственную должность в ГРУ ГШ. Вечером, накануне конференции, на которой я делал основной доклад, дома раздался звонок, позвонил генерал-лейтенант из ГРУ и потребовал, чтобы я отказался делать доклад, так как создание самостоятельных сил специального назначения Вооруженных Сил приведет к сокращению численности личного состава военной разведки со всеми вытекающими отсюда организационно-штатными, должностными, административно-хозяйственными последствиями. От доклада я не отказался, выступил, особо подчеркнул, что сохранение спецназа в составе военной разведки тормозит создание в России самого современного нового рода войск. Тогда отставание от США, создавших свои силы специальных операций, составляло уже около 10 лет. После конференции «десантный след» в деле Холодова резко усилился. Павла Поповских с товарищами отправили в тюрьму, а  меня, несмотря на уже имевшееся решение министра обороны о продлении моего срока службы, точно в день 50-летия уволили из Вооруженных Сил. Так жестко подавлялась идея создания сил (войск) специального назначения в России. Уже будучи гражданским специалистом Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба, я представлял свои обоснования необходимости объединения существующих соединений и частей специального назначения, разбросанных по военным округам, в единую организационно-штатную структуру, секретарям Совета Безопасности, министрам обороны, начальникам Генерального штаба, Президенту. Где-то в сейфах ГРУ должна храниться моя докладная 2000 года с компромиссным, половинчатым решением проблемы — созданием сил специального назначения ГРУ ГШ — с резолюцией начальника Генерального штаба генерала армии А. В. Квашнина «Согласен». Оказалось, что согласен-то он согласен, да кто ж ему даст. Принципиально судьба сил специального назначения Вооруженных Сил должна была решаться в марте (обратите внимание на дату!) этого года. Уже готова была к печати монография к докторской диссертации по теории специальных действий Вооруженных Сил. 18 марта я должен был отправить ее в типографию. Но 17 марта меня арестовали… Можно ли все это считать случайным совпадением в датах? Нет, конечно. Категорическое возражение мировой закулисы  против усиления  Вооруженных Сил России очевидно. Формирование Сил специального назначения позволило бы резко повысить эффективность специальных операций на Северном Кавказе, расширило бы возможность России по защите разделенного на части русского народа в СНГ, а также национальных интересов России за рубежом. Но нынешняя власть боится собственной армии — не той ее части, которая ею уже развалена, а той, что еще боеспособна. Чего власти бояться еле дышащих сухопутных войск, авиации, тем более флота. А спецназ опасен. Поэтому роль прокуратуры в делах Поповских, Ульмана, в нашем деле — это роль исполнительного механизма. Организаторы — в Кремле, заказчики — за океаном, продолжается уничтожение русской армии небоевыми средствами.

«Завтра»: Как вы оцениваете положение в Российской армии? Моральный дух офицеров?

Полковник Квачков: Нынешнее положение Вооруженных Сил России хуже и трагичнее положения Русской армии летом — осенью 1917 года. Этот вывод сделан на основании документов, поступавших в Центр военно-стратегических исследований Генерального штаба, где я работаю с 1995 года. То, что пишется и говорится в средствах массовой информации, — только надводная, видимая часть айсберга проблем армии, часть, которую уже невозможно скрыть. Истинное положение с военной безопасностью России и состоянием  Вооруженных Сил прячется от русского народа. По существу, у России армии уже нет. Существуют отдельные, тающие на глазах глыбы Ракетных войск стратегического назначения, Воздушно-десантных войск. Держатся на личном мужестве и верности своему долгу соединения и части спецназа, некоторые другие соединения и части Вооруженных Сил. Все остальное уже давно утратило боеготовность и боеспособность. Если русская регулярная армия началась с двух потешных петровских полков, то сейчас она возвращается к двум потешным путинским.

Дело не только и даже не столько в катастрофическом состоянии военной техники. В русской армии нет русского духа, духа полководца Александра Васильевича Суворова, флотоводца Федора Федоровича Ушакова, партизана Дениса Васильевича Давыдова.

В российской военной доктрине вы не найдете даже слова «победа». Победа собственной армии не нужна нынешним холуям — правителям страны. Пришибленный угробок (в казармах называют точнее), в штатском лапсердаке принимающий военный парад, — это смотритель мировой закулисы, контролирующий процесс уничтожения русской армии. Этот процесс начался Горбачевым, продолжился Ельциным и его якобы неверным преемником Путиным.

Российская армия, впрочем, как и советская, так и не смогла выработать верного понимания сущности современной войны и вооруженной борьбы. Общей теории войны как не было, так и нет. Главпуровская волкогоновская ахинея о войне и армии по-прежнему в новой военной энциклопедии. Теория военного искусства вместо того, чтобы от ядерных войн шагнуть в область войн космоса, электроники и управления, вернулась к войнам середины прошлого века. Бред Путина, его пособников о борьбе с международным терроризмом недостоин даже упоминания. Нынешний генералитет за редким исключением и в лучшем случае — приспособленцы. Действительно русская армия сейчас — это солдаты, младшие и старшие офицеры. Нищие, униженные нынешней властью, они продолжают выполнять свой воинский долг. На них только и надежда. На их моральный дух и верность народу.

«Завтра»: Почему военные столь пассивно и бездарно реагируют на уничтожение армии и флота? Где голос военных?

Полковник Квачков: У военных два голоса. Один — бюллетень для голосования, как у всех граждан. Другой — голос оружия, которым обладают только они. Повседневный общественно-политический голос всей армии на стратегическом уровне в силу принципа единоначалия делегирован командованию Вооруженных Сил. Что чувствует и говорит военно-политическая верхушка армии, ее генералитет — мы знаем. Это трусость, дезинформация и целенаправленный обман своего народа. Они сдадут Россию еще раньше, чем их иракские коллеги. Высшее российское военное руководство куплено,  продано, еще раз куплено и объявлено в распродажу. Как и штатская политическая элита, военная верхушка не связывает свою судьбу с судьбой собственного народа. Исключение — командиры дивизий (бригад). Они нужны власти как профессионалы, но только для войны, их бросают туда, где наиболее опасно. А вот в военно-политические верха пускают исключительно своих — близких по предательскому духу.

На оперативном уровне какой-либо формы или способа выражения общественно-политических взглядов военнослужащих уже не существует. В советское время эту функцию отчасти выполняли окружные (флотские и армейские) партийные конференции. При всем формализме и заорганизованности возможность высказать свое мнение все-таки была. В начале постсоветского периода началась бурная деятельность офицерских собраний. Однако с наступлением демократических, читай — губительных реформ Вооруженных Сил их деятельность в округах, армиях, дивизиях приказом министра обороны Грачева была запрещена. Единственным способом выражения мнения остались офицерские собрания на низшем тактическом уровне — в полках и им равных частях. Но хитрость заключается в том, что как только совестливый командир соберет у себя в полку офицерское собрание с действительно острыми, а это неизбежно значит — политическими, общевоенными вопросами, его тут же старшие  начальники  обвинят  в  неумении  управлять людьми, в подрыве боевой готовности полка (ее нигде нет, но это не важно, отвечай за себя), в других упущениях и снимут. Эти правила все командиры хорошо знают, поэтому мне известен только один случай офицерского собрания в армейской авиации. У других командиров духу не хватает. Но это не выход. Голос офицерского собрания — это выброс пара в гудок, а не в дело. Настоящий голос армии — это лязг гусениц танков, БМП и БМД, вой двигателей самолетов и вертолетов, БТРов и других боевых машин. Это голоса команд командиров взводов, рот, эскадрилий, батальонов и полков. И первая команда — «К оружию!». Эту команду может дать только единая совесть и воля армии и народа. Вместе молчим, вместе будем и подниматься с колен.

«Завтра»: Что вы думаете о национально-патриотических силах? В чем их достоинства и дефекты?

Полковник Квачков: В настоящее время национально-патриотические силы подошли к развилке, к точке принятия решений. Направо — парламентская болтовня вместе с правящей «Единой Россией», налево — парламентская болтовня лево-коммунистической оппозиции. Прямо — национально-освободительная борьба и национальное восстание.

Мы живем в оккупированной стране. Надеяться сбросить с себя чуждую народу интернациональную власть бесконечными выборами бессмысленно. Можем выбрать   только   новых   оккупантов,   поменять   одних преступников на других. В этих условиях вызывает отвращение бесконечная говорильня национально-патриотических сил. Наемные боевики уже врываются в помещения КПРФ, а их лидер все тоскует о своей «глубокой приверженности мирным, ненасильственным методам ведения политической борьбы». Определенные надежды вызывает нарождающееся течение социал-патриотов «Родины», особенно ее молодежное крыло. Но принципиальной разницы между коммунистами КПРФ и социал-патриотами пока не видно. Как бы «Родине» тоже не впасть в грех подмены национально-освободительной борьбы экономической эквилибристикой. Вызывает восхищение мужество юных национал-большевиков. В целом представляется, что объединение национально-патриотических сил будет осуществляться не вокруг идеологий и политических платформ, а вокруг реальных действий и акций народного сопротивления. Властью загнана на нелегальное положение Национально-Державная партия Б.С. Миронова. Его призыв о необходимости национального восстания пока не дошел до массового сознания русского народа, но другого выхода нет.

«Завтра»: Национально-освободительная борьба как цель объединения народа. Что вы об этом думаете?

Полковник Квачков: Национально-освободительная борьба есть способ, форма, вид борьбы. Целью ее является освобождение России от чуждой, навязанной извне антинациональной власти и всей системы политического устройства, а объединение народа — главным условием победы. Не в экономических требованиях друг к другу рабочего и предпринимателя надо искать спасение России, а в смене природы верховной власти, всей политической системы.

Существующая система сконструирована для осуществления контроля за оккупированной территорией. Эта оккупация пока еще не военная и таковой, скорее всего, не будет. Современные возможности финансово-экономических, информационных и других небоевых видов и форм насилия могут оказаться вполне достаточными. Зачем на нас, русских, и нашу огромную территорию тратить дорогостоящие американские, натовские войска, которых и так уже не хватает, если можно скупить политическую, военную и экономическую элиту. Если в «этой стране» оккупационная администрация справляется со своими полицейскими обязанностями, все и так хорошо идет, по плану, то зачем скрытую оккупацию заменять открытой, военной? То, что подполковник-гауляйтер оккупированной заморской территории называется президентом Российской Федерации, а финансовые, телевизионные, нефтяные, энергетические и другие гауляйтеры председателями правлений, генеральными директорами или еще как-нибудь, в сути самой оккупации ничего не меняет.

При этом следует понимать, что причина наших бед не в чубайсах, путиных, кохах, грефах, абрамовичах, вексельбергах… они — следствие политической системы. Власть в России аморальна и антинациональна по своей политической природе. Как только в основание власти положены мошеннические всеобщие равные тайные прямые выборы (другими — честными — они быть не могут по своей природе), положены финансовые возможности политиков, независимые от стыда и совести СМИ, власть рано или поздно окажется в руках мировой преступной закулисы. Никто и никогда не сможет сравниться в силе греха и порока с теми, кого такая политическая система отбирает во власть. Поэтому мы, русские, государствообразующий народ России, и утратили контроль над собственной страной. Поэтому вначале Россию надо спасти от чуждой ей политической системы власти, а от паразитов она потом сама очистится: невыгодно будет им жить здесь.

А пока нас без боя уничтожают уже по два миллиона человек в год. Идет бесшумная, но жесточайшая война против русского и других коренных народов России. Разводить сейчас политические слюни вперемежку с соплями об антинародном режиме — политическое преступление против нации. Замена власти чужеземной, чужеродной, антинациональной и поэтому интернациональной на власть национальную есть цель и смысл национально-освободительной борьбы в России, общая политическая цель, одна на всех.

Пока еще одиночки выходят на вооруженную борьбу с оккупантами. В этой национально-освободительной войне за русский народ и русскую землю не все доживут и увидят победу. Кому-то суждено погибнуть, кому-то быть раненым, кому-то попасть в плен. Это не важно. Важно найти в себе силы встать. Надо, пора подниматься! Терпеть и дальше насилие над собой, над женами и детьми, над своим народом — значит стать соучастником и пособником оккупационной власти.

В июне этого года исполнилось тридцать лет моему старшему сыну Александру, который с марта находится в розыске. Не имея возможности написать ему, хочу через газету передать: не поддавайся возможному греху уныния, сын. Правда, а значит и Бог — на нашей стороне. То, что я оказался в тюрьме, а ты скрываешься в подполье, говорит только о том, что нынешняя власть — не наша, не русская власть, и живем мы не в нашем государстве. Я люблю тебя, сын, и горжусь тобой. Молю Бога нашего, чтобы послал тебе в будущем благодать и радость жизни в семье православной, а мне — счастье дожить и понянчить твоих детей. Но на нашем пути я не могу и не имею права сказать тебе отеческое — береги себя. В это окаянное время мы с тобой должны сберечь не себя. А защитить свой народ, Веру и Отечество.

«Завтра»: С какой целью вы решили баллотироваться  кандидатом  в депутаты  Государственной  Думы? Что вы думаете о предстоящих выборах в Государственную Думу и Президента?

Полковник Квачков: Главная цель моего намерения стать депутатом Государственной думы — это вырваться из тюрьмы-плена и продолжать борьбу. Определенные виды и формы национально-освободительной борьбы можно и нужно вести и в тюрьмах, что сейчас делают мои товарищи-офицеры, наши молодые соратники из НБП и другие. Но очевидно, что возможности борьбы за решеткой ограничены. Возможности депутата Госдумы должны позволить более активно и широко вести работу по разъяснению полной бессмысленности парламентской говорильни, руссконенавистническом и антинациональном характере нынешней власти и всей политической системы. Безусловно, народное представительство необходимо. Но порядок выборов, отзыва депутатов, сословно-трудовой состав депутатов, время и порядок работы сессий, функции этого органа народного представительства и контроля должны быть существенно изменены. Это задача будущей национальной власти.

Вообще о выборах. России навязали политическую модель, созданную и опробованную в США. Сущность этой политической системы заключается в искусственном создании для видимости борьбы за власть и деньги двух сил, играющих на политической сцене по четко и жестко установленным правилам. Никакие другие силы в общенациональную политическую жизнь не допускаются посредством различных выборных ограничений. Это хорошо работает с отдрессированным и тупым американским стадом и, по мысли разработчиков системы, должно сработать в России. Следующим шагом после создания двухпартийной Госдумы станет изменение порядка выборов Президента, который будет избираться только от политических партий, представленных в Госдуме. Поэтому очередные выборы в Госдуму состоятся скорее всего уже в 2006 году, чтобы успеть подготовить новую законодательную базу и соответствующую партийно-политическую основу. После этого выборы-назначения главы России будут осуществляться с заранее известным беспроигрышным для мировой закулисы результатом. При этом российское телевизионное стадо, как и американское, будет смотреть за различными телевизионными политическими спектаклями и выбирать, выбирать, выбирать… пока руки не отвалятся от болезней и недоедания, так как мозги к этому времени уже точно отсохнут. Вот что нам готовят. Бойкот этого политического балагана — единственно верная позиция всех национально-патриотических сил. У нас своя свадьба впереди.

«Завтра»: Вы сидели в одной камере с Ходорковским. Как вы общались? Какое он на вас произвел впечатление?

Полковник Квачков: Хочу сразу заявить, что считаю  национализацию  —  возвращение  в  общенациональную собственность всех российских природных ресурсов — абсолютно безусловной и необходимой. М. Б. Ходорковский, как и другие миллиардеры и миллионеры, нажившие свои состояния на нефти, газе и другом сырье, стали их владельцами незаконно. Здесь, как говорится, торг неуместен. Речь может идти не об амнистии капиталов, а об амнистии преступников, которые под прикрытием незаконных законов и других ухищрений присвоили себе наши национальные богатства. Нынешняя торговля акциями российских компаний — это процесс скупки и перекупки краденого. А посему эта финансово-экономическая возня для нас совершенно бессмысленна. Они делят наше, народное. Пока еще делят. М. Б. Ходорковский стал миллиардером не только потому, что принадлежал к еврейской общине. В ней было много других «соискателей» на нефтяные миллионы и миллиарды. И здесь в оценке М. Б. Ходорковского мы подходим к одному очень важному пункту — к личным деловым качествам нынешних российских миллионеров и других богатых людей. С жуликами, которые быстро и много украли и перевели деньги за рубеж, все ясно. Но нужно отметить, что за последние 15 лет из общей массы народа поднялись десятки тысяч мелких, тысячи средних и сотни крупных предпринимателей, которые в труднейших условиях рыночной (назовем пока так) экономики своим трудом, талантом и энергией создавали новые, модернизировали и сохраняли  производство на старых предприятиях. Все они были тогда и сейчас вынуждены жить и работать по законам и правилам либерально-криминальной экономики. Генеральные директора всех этих ООО, ЗАО и других компаний и фирм доказали свою жизнестойкость и способность к организации производства. Эти люди должны быть и будут востребованы новой национальной властью. Нации больше нужны не их деньги, а их энергия, трудолюбие, предприимчивость.

Политическую платформу М.Б. Ходорковского я для себя определил как национальный либерализм. Его личная трагедия в том, что он был одной из ведущих фигур и творцов интернационально-либеральной России. Его конфликт с властью, насколько я понял их взаимоотношения, связан с попыткой Ходорковского сделать экономические отношения прозрачными, открыть для общества связь власти, политики и экономики, направить их в русло национальных интересов. М.Б. Ходорковский, на мой взгляд, жил иллюзией, что нынешний российский либерализм может стать национальным, сам стал первым крупным национальным либералом, за что и поплатился. Чуждая России по своей природе политическая система не жалеет даже «своих»: на все национально ориентированное ею наложена жесточайшее табу и проклятие.

О личных отношениях. Представьте картину: на верхней   «шконке»   сидит,   поджав   ноги,   еврейский миллиардер-либерал, а на нижней, напротив, — русский офицер. Политические дискуссии по пять-шесть и более часов в день. В начале общение было настороженным, потом открытым и интересным. А в конце месяца — достаточно теплым и даже дружелюбным. Общая камера делает свое дело.

У М.Б. Ходорковского другой, в корне отличный от моего взгляд на пути развития Российского государства и общества, но это взгляд человека, связавшего с Россией свою судьбу. Каждый должен иметь право на свободу личных убеждений.

Михаил Борисович, здоровья и мужества вам в борьбе. Интернационально-либеральная власть и Вас и меня бросила за тюремную решетку. До встречи на свободе в национальной, в русской России!

«Завтра»: Не подвергаетесь ли вы давлению в тюрьме или ваши родственники на свободе?

Полковник Квачков: Только в тюрьме я как раз и не подвергаюсь давлению. Администрация и рядовой состав СИЗО подчеркнуто нейтральны. Положительное воздействие на состояние своего морального духа испытываю во время переездов на автозаках на суды и обратно. Оно заключается в упреках охранников и соседей, общая идея которых такова: «Жалко, что не прибили эту гадину!» Редкое единодушие милиции и арестантов

Угроза исходит не от надзирателей и даже не от следователей. Давление власти очевидно проявляется в судах по продлению мне и моим товарищам-офицерам сроков содержания под стражей. Судов было уже три. Вот что, например, делает знаменитое «басманное правосудие». При ознакомлении с протоколом судебного заседания Басманного районного суда от 6.09.2005 года мои адвокаты обнаружили записи, не только грубо искажающие смысл моих показаний, данных суду. Федеральный судья А. В. Расновский этими записями прямо фабрикует против меня новое уголовное дело. Так, на странице 5 протокола в изложении моих показаний было записано: «Я выйду и буду вешать Путина В. В., Касьянова М. В. — всех, кто разрушает нашу страну и приводит ее к деградации». А теперь сравним эти слова с тем, что я сказал на суде на самом деле: «Все эти ельцины, путины, гайдары, чубайсы, грефы, кудрины и другие, разрушившие нашу страну, должны быть отданы под суд военного трибунала, специально созданного для этих целей. Судить эту кучку национальных изменников и предателей по существующему уголовному кодексу и нынешними продажными судами — то же самое, что судить немецко-фашистских преступников по законам гитлеровского рейха и нацистскими же судьями. В основу деятельности Особого военного трибунала должны быть положены принципы Нюрнбергского международного трибунала, где высшей мерой наказания являлась смертная казнь через повешение». Есть разница?!  Таким  образом, федеральный судья Расновский А.В. не только извратил смысл сказанного мною, но и вписал в протокол ложную фразу об угрозе повесить Путина и Касьянова, на основании которой я могу быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». К счастью, адвокаты А.И. Мошанский и В.П. Самойлов были внимательны, заметили эту западню и оберегли меня от нового уголовного преследования. В замечаниях на протокол я высказал ходатайство рассмотреть вопрос о привлечении федерального судьи Расновского А. В. к уголовной ответственности по ст. 303 ч. 3 «фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении». Ответа пока не получил.

Близким, конечно, тяжело. Для мужа хвалить свою жену напоказ — дурной тон, но мое положение, думаю, позволяет сделать исключение. Молоденькой девушкой моя Надежда вышла за меня замуж и вот уже двадцать лет несет крест офицерской жены. Несла его, когда меня носило по разным гарнизонам и «горячим точкам». Убежден, что вынесет и это испытание. Терпи, родная! О старшем сыне Александре уже сказал. Младший сын Кирилл в этом году уже без меня закончил школу и поступил в институт. Спасибо школьным учителям за подготовку, особенно классному руководителю Валерию Яковлевичу, а коллективу института за объективность оценок. Старшая дочь Анна  кандидат  медицинских наук, замужем, у меня внук и внучка, Иван да Мария. Младшая дочь Елена инвалид первой группы, учится в Московском институте инвалидов. Прошлой осенью мы со старшим сыном помогли подготовить ее комнатку к зиме. Надеюсь, что сейчас ей поможет администрация. Мама живет в Нахабине Московской области, болеет. Но после событий забота врачей о ней в поликлинике намного улучшилась. Вообще семье оказывается огромная поддержка многими, даже незнакомыми русскими людьми. Спасибо, люди добрые! Нас таких неизмеримо больше в России, что б о нас ни говорили недруги.

«Завтра»: Что бы вы хотели передать читателям «Завтра»?

Полковник Квачков: Нет сейчас на Руси военных или гражданских, нет сейчас учителей, врачей, ученых, рабочих, солдат, крестьян, милиционеров и других профессий. Пришло время одной профессии на всех — защитника веры и Отечества. И не будет ни у нас, ни у детей наших никаких профессий, кроме рабских, если оставим свою Россию на поругание и разграбление чужакам.

Мы преданы собственными правителями. Мы, русские и другие коренные народы России, им не нужны. Не хочется, но придется вставать. Иначе пропадем. Спаси вас Бог!

Тюрьма «Матросская тишина.
Октябрь 2005 года
 
НАРОДНЫЙ КУЛАК В НОС НЕДОБИТОМУ ЧУБАЙСУ

В истории так называемого «покушения на Чубайса» судьба удивительным образом поставила рядом, не соединила, не сплела, а именно поставила рядом, так нагляднее и убедительнее, двух абсолютно разных людей — Чубайса и Квачкова, по сути, предложив нам моральный, нравственный, гражданский выбор. Вряд ли можно придумать иной более жесткий, более страшный выбор между предателем России олигархом Чубайсом и защитником России полковником Квачковым.

Кто такой Анатолий Чубайс? Из юношеских лет его самое заветное — торговал тюльпанами, как он сам выражается, «постигал азы рыночной экономики». Затем мутной демократической волной в пагубное для России время из никого с помощью Гайдара и Собчака вознесен к вершинам власти, — тогда из лаборантов, младших научных сотрудников, торгашей-кооператоров, как из роковых яиц, вылуплялись министры, губернаторы, мэры, все эти немцовы, хакамады, чубайсы с их неуемной, ненасытной, бешеной жаждой наживы, с их откровенным презрением к стране, к народу, немыслимой прежде в обществе наглостью. «Больше наглости!» — громогласно и цинично провозгласил на своем партийном съезде Чубайс.

Об Анатолии Чубайсе, как главном распродавце России, опубликовано столько изобличающих документов, что на нем давно уже приговоры негде ставить, да и истинные хозяева Чубайса заслуг Анатолия Борисовича не скрывают. Координатор «американской помощи» бывшим советским республикам Ричард Морнингстар высоко оценил своего подручного: «Если бы мы не финансировали Чубайса, смогли бы мы выиграть битву за приватизацию? Наверное, нет».

Торжествующе нагло распродавал Чубайс Россию. В результате проведенной им грандиозной операции под кодовым названием «приватизация», за что его так откровенно хвалят американцы, у русского народа за гроши изъяли гиганты индустрии. «Уралмаш» с 34 тысячами рабочих продан за 3 миллиона 720 тысяч долларов. Челябинский металлургический завод с 35 тысячами рабочих продан за 3 миллиона 730 тысяч долларов. Ковровский механический завод, обеспечивавший оружием всю армию, милицию, спецслужбы, продан за 2 миллиона 700 тысяч долларов. Челябинский тракторный завод, где 54 300 рабочих мест, продан за 2 миллиона 200 тысяч долларов… Для сравнения: средняя пекарня в Европе стоит около двух миллионов долларов, средний  колбасный завод швейцарского производства — 3,5 миллиона долларов, цех по разделке леса и выпуску вагонки — 4,5 миллиона долларов… да сегодня хорошую квартиру в Москве на Тверской или Кутузовском проспекте меньше чем за миллион долларов не купишь.

От «распродажи» российских предприятий, стоимость которых по минимальной цене превышает триллион долларов, в казну поступило… 7 миллиардов 200 миллионов долларов. В среднем чуть больше тысячи американских долларов за каждый из 125 тысяч «приватизированных» объектов. Прибавьте сюда катастрофические потери от того, что «приватизированные» предприятия перестали давать продукцию, большинство из них встали, другие чуть теплятся; прибавьте сюда 300 миллиардов долларов, которые за пять последних лет вывезены из России за границу, и от двух до четырех с половиной миллиардов долларов ежемесячно продолжают уходить из России по банковским счетам, — и станет очевидным, что ни одна война не наносила России таких страшных потерь, никогда еще в истории России ни один враг так открыто и нагло, безбоязненно не хозяйничал на российской земле… Вот официальная цифра комиссии Государственной Думы по анализу итогов чубайсовской приватизации, опубликованная в официальном издании Совета Федерации — журнале «Российская Федерация  сегодня»:  потери  от разрушения  экономики страны только за один 1996 год в суммарном виде в два с половиной раза превысили потери во всей Великой Отечественной войне…

Прибрать к рукам государственную общенародную собственность в начале 90-х годов Чубайсу мешал принятый Верховным Советом закон об именных приватизационных счетах. Чтобы обойти закон, Чубайс воспользовался особыми полномочиями президента, которыми тогда, в 1992 году, обладал Ельцин. Ельцин имел право издавать указы, формально противоречащие закону, но если Верховный Совет в течение недели не отменял такой указ, указ вступал в силу. Чубайс подписал у президента указ о введении вместо именных приватизационных счетов безличных ваучеров, передал его в Верховный Совет председателю Комитета по экономической реформе Красавченко. Получив указ, Красавченко без всякого обсуждения и рассмотрения продержал его неделю в сейфе, и указ автоматически вступил в силу. Так Чубайс с Красавченко в интересах кучки своих соплеменников, ставших в результате этой аферы собственниками гигантского народного добра, обворовали, до нитки обобрали, сделали нищим русский народ. Вряд ли можно сыскать в истории равный по масштабу грабеж!

Правда, первое хождение во власть у Чубайса завершилось тогда громким публичным скандалом. «За существенные недостатки в работе» его изгнали с поста первого заместителя председателя Правительства, руководителя Государственного комитета по имуществу Российской Федерации. Счетная палата, высший контрольный орган страны, провела тогда ревизию Госкомимущества и опубликовала результаты проверки в правительственной «Российской газете». Материал назывался «За что президент Ельцин снял с работы А. Чубайса».

Выводы аудиторов Счетной палаты произвели шок в обществе. Преступление против нации и государства — так ревизоры оценили деятельность Чубайса. Формулировки были предельно жесткими: Госкомимущество поставлено на службу конкурентам и врагам России… целенаправленно разрушается оборонный комплекс страны… крупнейшие предприятия, конструкторские бюро, научно-исследовательские институты умышленно подводятся под банкротство и продаются за бесценок… Критерии, которыми «руководствовалось» Федеральное управление по делам о несостоятельности при Госкомимуществе России, американские эксперты примерили к своим заводам, и выяснилось, что 80 процентов преуспевающих американских военных предприятий, непоколебимо крепко стоящих на ногах, — честь и гордость обороны США, по меркам Чубайса должны быть признаны банкротами.

Из заключения Счетной палаты: «Анализ показывает,  что целенаправленно  разрушаются  важнейшие отрасли оборонной промышленности, так как с признанием предприятия неплатежеспособным оно практически переходит в ведение ФУДН (Федеральное управление по делам о несостоятельности, возглавляемое ставленником Чубайса Мостовым), оказывается вне сферы влияния Госкомоборонпрома России — федерального органа исполнительной власти, и попадает в руки людей, непосредственно заинтересованных в устранении конкурентов с мирового рынка».

70 процентов предприятий, признанных «неплатежеспособными», относились к пяти ведущим стратегическим областям промышленности, несли основную нагрузку по исполнению государственного оборонного заказа, обладали лучшими в мире технологиями и профессионалами, конструкторскими и технологическими решениями на десятилетия опережали другие страны. 261 оборонное предприятие, практически вся элита оборонной промышленности, лучшее, чего достигла и наработала отечественная промышленность, были уничтожены. Банкротами объявляли совершенно секретные предприятия. Управляющими туда Чубайс направлял людей без малейшего опыта управления, не имевших допуска к сведениям, содержащим государственную, военную тайну.

«Наблюдается скрытая интервенция иностранного капитала с целью подрыва обороноспособности и экономики страны для обеспечения принятой Западом стратегии «гарантированного технологического отставания России», — говорилось в докладе заместителя председателя Правительства Российской Федерации Владимира Полеванова, возглавившего после Чубайса Госкомимущество и буквально в два дня убранного со всех постов, как только представил Правительству доклад о том, что приватизация, проводимая Чубайсом, это сдача России в таких масштабах, о которых враги России и мечтать не могли. Чего стоит только одна «продажа» Московского электродного завода, оснащавшего наконечниками ядерные боеголовки, графитовыми соплами, стержнями — замедлителями атомных двигателей… в общей сложности продукцией восьмидесяти трех технологий ракеты, подводные лодки, самолеты-перехватчики, штурмовые самолеты, в том числе самое современное в мире оружие — стратегические и оперативно-тактические ракеты комплексов «Тополь», «Тополь-М», «Искандер», «8К14». И этот завод, попасть на который могли только лица с высшей категорией допуска, был за копейки куплен гражданином… Соединенных Штатов Д. Хеем. Джонатан Хей не простой американец — он кадровый сотрудник Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов. С 1992 года этот кадровый американский разведчик возглавлял в Государственном комитете по имуществу Российской Федерации отдел экспертизы и технической помощи, являлся советником Чубайса по вопросам приватизации в области оборонной промышленности России.

Московский электродный завод не начинает и не завершает список сданных противнику оборонных предприятий. Благодаря Чубайсу иностранцы хозяйничают на производственном объединении «Электросила», заводе «Компонент», предприятии «Авиазапчасть», Калужском турбинном заводе, вертолетном заводе М. Миля, Самарском авиазаводе…

По заключению комиссии Государственной Думы, вся приватизация в России проведена под непосредственным руководством зарубежных спецслужб. Иностранные разведчики открыто занимали российские правительственные кабинеты. В 1992 году по приглашению Анатолия Чубайса в Россию прибыло более 200 иностранных консультантов, среди которых кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые военные разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уаймен, Брус и другие. Дело дошло до того, что в экспертную комиссию Госкомимущества, которой поручалось «рассматривать все проекты указов президента России, постановлений Правительства, распоряжений председателя и заместителей председателя ГКИ по поводу определения специфики приватизации, а в отдельных отраслях народного хозяйства создания холдинговых компаний и передачи управления пакетами акций предприятий в траст» Чубайс назначил Хея, Аккермана, Андерсона, Де Гира, Гухуни, и только двое в высочайшей комиссии,   решавшей   стратегические   российские   вопросы, были гражданами России…

Теперь Анатолий Чубайс начал новую операцию против России — реформу Единой энергосистемы страны. Задуманная Чубайсом реформа отечественной электроиндустрии обернется для России глобальной катастрофой, которая окончательно добьет Россию как суверенное государство. Достаточно привести в пример производство молока, мяса, яиц, которое энергетиками уже разорено, а после реформы, когда цены на электроэнергию возрастут в разы, и Чубайс этого не скрывает, заявляя «мы не такие богатые, чтобы иметь дешевую электроэнергию», отечественная мясомолочная промышленность будет полностью уничтожена. Ведь из-за долгой и суровой зимы мы, в отличие от большинства стран, в производство мяса и молока вынуждены закладывать гигантские расходы электроэнергии. Не загородки для скота строим, как на Западе, а капитальные энергоемкие сооружения. Все это входит в себестоимость продукции и делает ее неконкурентоспособной. Но Господь компенсировал наши холода возможностью добывать дешевую электроэнергию. За счет этого наши сельхозпроизводители способны конкурировать на продуктовом фронте с теплым Западом. Повышение же цен на электроэнергию в корне уничтожает отечественных производителей сельхозпродукции. Мы становимся полностью зависимы от импорта продуктов питания, по образному выражению экспертов, «основательно подсаживаемся на продовольственную иглу». И это только один пример ключевого влияния энергетики на безопасность России.

По мнению самых авторитетных ученых-энергетиков, инженеров-энергетиков, чубайсовская реформа неминуемо приведет к техногенной катастрофе. Копируя американскую модель, мы не имеем ни опыта работы с газотурбинными станциями, компенсирующими пиковые нагрузки, ни самих газотурбинных станций, что неминуемо приведет к необходимости в гигантских объемах ввозить это оборудование из-за рубежа, отсюда неизбежен новый многомиллиардный кабальный заем у западных инвесторов. При реформе, затеваемой Чубайсом, примерно половину существующих мощностей нужно будет заменить новой энергетикой. Ввиду инерционности этого процесса отрасль на длительный срок останется обреченной на нестабильность — реальная угроза энергетической безопасности страны. К тому же модернизация электродобычи по Чубайсу возможна только за счет резкого увеличения стоимости электроэнергии, что потянет за собой неподъемно высокий рост цен в стране. Таким образом, приходят к единому выводу ученые и практики, «авторами проекта реформирования электроэнергетики планируется образование экономического тупика в электроэнергетике, за которым неминуемо последует крах страны»… Логичное завершение начатого Чубайсом уничтожения России.

Но не все продают, не все предают Россию. В наглядный пример судьба поставила рядом с Чубайсом полковника ГРУ Владимира Квачкова. Если в юные годы Чубайс на тюльпанах сколачивал свой первичный капитал, Владимир Квачков с малолетства учился защищать Родину. Он — суворовец, а, закончив Уссурийское суворовское училище, поступил на спецфакультет разведки Киевского высшего общевойскового командного училища. И дальше вся его жизнь продолжение боевой биографии отца офицера — служить Отечеству, защищать Родину: командует группой спецназа, взводом, бригадой, проходит все «горячие точки», воюет в Афганистане, где был тяжело ранен, в Чечне, где разработал операцию по уничтожению кровавой банды Басаева, награжден орденами Мужества, Красной Звезды, многими боевыми медалями. Заканчивает Военную академию имени Фрунзе. Возглавляет 15-ю отдельную бригаду спецназа. Проводит ряд уникальных спецопераций в Таджикистане и останавливает там гражданскую войну. В Узбекистане, где командира бригады специального назначения полковника Квачкова застает развал Советского Союза, ему присваивают генеральское звание и предлагают высокий командный пост, — он отказывается присягать новоявленному государству:

«Я раз и на всю жизнь присягнул одной стране, одному народу».

Гигантский практический опыт Квачков начинает укреплять теорией. Успешно защищает кандидатскую диссертацию, в начале апреля должен был защищать докторскую работу по созданию в России войск специального назначения — в современных условиях единственный надежный, неуязвимый защитник России. «Уникальный сплав тридцатилетнего опыта службы в спецназе с глубочайшей теоретической базой» — рецензенты оценили докторскую работу Квачкова как имеющую реальную практическую перспективу. Так и произошло. Защита еще предстоит, но уже в начале этого года начальник Генерального штаба генерал армии Балуевский подписал директиву, в основе которой лежит концепция В. В. Квачкова о создании войск специального назначения. Это новое военное мышление, все остальное, как говорится, подготовка к прошедшей войне с армадами танков и самолетов, ракет и авианосцев, которые не способны решать насущные проблемы обороны страны, защиты ее национальных интересов. Разработанная полковником Квачковым концепция в принципе отличается от всех других реформаторских идей и единственная отвечает потребностям сегодняшней России.

Военная реформа, выношенная В. В. Квачковым в реальных боях и спецоперациях за долгие годы службы в спецназе во всех «горячих точках» и теоретически отшлифованная им в уже готовой к защите докторской диссертации, своей значимостью для России сравнима с аграрной реформой П. А. Столыпина. Это поняли те, кто пятнадцать последних лет делает все для разрушения и уничтожения России, это-то их и перепугало. Осознав мощь фигуры Квачкова для судьбы России и всю исходящую от него угрозу для них, враги России поняли, что убийством Квачкова, в отличие от убийства Столыпина, начатую Квачковым военную реформу уже не остановить, слишком много успел сделать полковник, вплоть до директивы, подписанной начальником Генерального штаба, остается одно — дискредитировать ненавистного им Квачкова, что они и сделали.

История с полковником Квачковым — хорошо спланированная акция не только против намеченной реформы войск специального назначения, но и очередной удар по ныне действующему спецназу, самой боевой, наиболее профессиональной структуре Министерства обороны. В историях с Поповских, Ульманом, Квачковым эта линия просматривается четко. А потому молчание Министерства обороны, когда ни слова в защиту лучших своих офицеров, — предательство уже не офицеров, а самих Вооруженных Сил. Что, все Министерство обороны со всей своей мощью испугалось мощи Чубайса? или военачальники получили за молчание? а может, Балуевский с Квачковым одиночки, одни из редкостно немногих в Министерстве обороны, кто действительно хочет сильной, волевой, боеспособной российской армии?

Две абсолютно непохожие жизни, две антиподные судьбы удивительным образом поставлены сегодня рядом, обнажив всю пропасть происходящего в России, когда кавалер высших боевых наград полковник Квачков, один светлый героический день жизни которого всякий достойный гражданин России, в ком не иссякло еще чувство национальной гордости, национального достоинства, не отдаст за всю подлую предательскую жизнь Чубайса, этот светлый, мужественный человек, умница, надежда России, как изгой, брошен в застенок, а в Кремле радушно принимают Чубайса. Власть сделала свой выбор, ей не нужны герои, мужественные защитники Отечества, власть чествует и пестует предателей — врагов и убийц Русского народа. Но почему молчишь ты, русский народ, когда лучших твоих сыновей отдают на поругание и муку? Почему молчишь ты, армия, когда в угоду денежным мешкам уничтожают лучших, самых преданных Отечеству солдат?

Власть Чубайсов убивает нас голодом, холодом, нищетой, но им уже этого мало, по еврейскому наставлению «лучших их гоев убей!» они с лучшими русскими людьми начали расправляться физически.

Судьба поставила перед каждым из нас жесткий и четкий выбор, на чью сторону встанем, кого поддержим: предателя, убийцу России Чубайса или героического защитника России полковника Квачкова? До каких же пор будем терпеть унижение и уничтожение России!

   Борис Миронов
 

ОПАСЕН ВЕРНОСТЬЮ РОССИИ

Он прошел четыре войны. Афганистан, Чечня, Югославия, Средняя Азия… Кавалер ордена Красной Звезды, двух орденов Мужества. Сын офицера, в армии с детских лет: в одиннадцать надел погоны Уссурийского суворовского училища. После спецфакультета разведки Киевского общекомандного училища служил в Псковской бригаде спецназа, в Германии, комбатом в Забайкалье. Закончив Академию имени Фрунзе, был старшим офицером в разведуправлении ЛенВО, а с 1983-го — командир легендарной 15-й спецназовской бригады ГРУ в Афганистане (Панджшер, Газни). Был тяжело контужен. Граната разорвалась буквально в двух шагах от него…

После госпиталя — снова Псков, снова Германия. С 1989 года непрерывные «горячие точки»: Азербайджан, Таджикистан. Воевал в Чечне. Это он разработал операцию, в которой Басаев потерял больше всего людей, за что самый кровавый бандит объявил его своим личным врагом.

Высококлассный специалист по антитеррору. Не только практик, но и теоретик: с блеском защитил кандидатскую диссертацию — по организации и проведению спецопераций. Закончил докторскую. Словом, элита армии.

«О ком речь? — спросит читатель. — Неужели в нашей армии еще остались такие люди? Где этот уважаемый человек?» В «Матросской Тишине». Полковник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, командир легендарной 15-й бригады Специального назначения, кавалер высших боевых наград Владимир Васильевич Квачков уже полгода в тюрьме. Он — главный подозреваемый в «покушении» на Анатолия Чубайса.

Тихо в опустевшей квартире на Бережковской. Мерцает лампадка перед образом Спасителя. Гулко звучат голоса и шаги. Рослый пес, овчарка Реттер, вздыхает и поглядывает на входную дверь; ждет, должно быть, хозяина. Фотографий мало — две-три: полковник, сын. Остальные, говорит жена Надежда Михайловна, забрали во время обысков. Зато рядом — снимок иеросхимонаха старца Сампсона (Сиверса). И качнулась душа, посветлела: мой Батюшка, прошедший при жизни, казалось бы, все круги ада. Расстрелы, пытки в смрадных подвалах, соловецкие муки, побег из лагеря. Поразительны, поучительны его судьба и духовные подвиги.

Совпадение?

— Нет, конечно, — чуть улыбается Надежда Михайловна. — Промысел. Смотрите, какие узелки закручиваются. Потихоньку собирает всех нас Господь…

Она приносит пачку писем. Это не просто письма. Это письма из тюрьмы.

«Надюша, Кирилл, здравствуйте! Все, что обрушилось на нас, необходимо принять, как испытание, ниспосланное Богом. Господь, наверное, решил проверить, действительно ли мы заслуживаем его любви, не откажемся ли мы от убеждения жить по совести, тверды ли мы в нашей православной вере. Наша семья оказалась у какой-то роковой черты, и надо понять, что возвращения к прежней жизни уже не будет, поэтому надо выдержать и вынести все, что послал и еще пошлет нам Господь…»

Испытаниями полковника спецназа ГРУ не удивишь: образ жизни продиктован выбранной в юности профессией. Но тут события стали разворачиваться, словно в бездарно и наспех скроенном телесериале. Утром 17 марта 2005 года кто-то пытался взорвать машину Чубайса, предприятие дало осечку, зато оперативники до смешного быстро (опять же как в кино) вышли на «злоумышленников», главным из которых почему-то оказался полковник в отставке Владимир Васильевич Квачков. Тотчас «нашелся» бдительный местный житель, который видел, как в зеленую иномарку сели двое в камуфляже (?!), и что эта машина очень уж похожа на ту, которую он «приметил» у одной из дач вблизи чубайсовского особняка в Жаворонках. Далее как по маслу: зеленый «Сааб» у дома Квачковых, тротиловая шашка в квартире, охотничье ружье с удостоверением на чужое имя…

Мещанский суд Москвы тотчас принял решение о заключении под стражу полковника. И мотив покушения уже был готов: дескать, у Владимира Васильевича земельный конфликт с соседом по даче — с Чубайсом. Когда выяснилось, что соседями они никогда не были, тотчас появился другой «мотив»: подрезал-де, однажды кортеж главы РАО «ЕЭС России» автомобиль Квачкова, вот и затаил жгучую обиду специалист по антитеррору, отомстить решил, свести счеты…

Интересно, сами-то господа сочинители в голубых прокурорских погонах верят в собственный, массово растиражированный газетами бред?

А то, что это бред, — очевидно.

— Нет, вы представляете, кто такой Квачков и кто такой Чубайс?! — негодует старый друг Владимира Васильевича, генерал-майор спецназа ГРУ Александр Сергеевич Чубаров. — Володя — это же интеллект! это же какой уровень подготовки!, какие знания своего дела! он же не только опытнейший практик, он лучший теоретик в области спецопераций, стратег! Таких специалистов по пальцам пересчитать… Умница! Глубокий, разносторонний ум, начитанность какая! Не надо путать подлинный ум с хитростью, пронырливостью. Хитрецы, умельцы что-то прокрутить для своей выгоды, как правило, глупы и недалеки. Сегодня именно они богаты, ибо безнравственны. Что ж, их время. Да только, знаю, не навсегда… А с Квачковым мы вместе еще в Германии начинали служить… Потом в нашей с ним совместной биографии — Таджикистан. Когда там началась война, несколько подразделений 15-й бригады спецназа — ею командовал Квачков, я был его замом — так называемым посадочным способом десантировались в расположение одного из мотострелковых полков 201-й дивизии. Полк фактически находился в окружении. На его территории спасались более пяти тысяч русских, и не только… Были и таджики, не воспринимавшие идеи ваххабизма. Квачков тогда разработал и осуществил силами спецназа блестящую операцию, разблокировав Курган-Тюбе, кызылкалинский мост, где произошла знаменитая танковая дуэль. Бандформирования были оттеснены и рассеянны. Мы взяли под контроль территорию второго эшелона, где скопилась масса военной техники, оружия, топлива, боеприпасов: вот уж приманка для «духов»! Если б не умелое, волевое командование Квачкова, неизвестно, по какому сценарию развивались бы события. Крови бы пролилось немерено, это уж точно. Всюду рыскали группы афганских моджахедов: «Убивай русских!» …

Разработанная тогда Квачковым операция с минимальными потерями разрядила обстановку. Если б не Володя, страшно представить, сколько бы там наломано было дров! Ведь ситуация была хуже не придумаешь. Когда мы прибыли туда и с вертолетов по-штурмовому высаживались, со всех сторон по нас долбили снайперы, даже с крыши центрального универмага. Курган-Тюбе горел… На высоте 150 метров в открытый блистер вертолета и то врывался трупный запах. Тысячи неубранных трупов. У молодых волосы вставали дыбом… Если бы не наше вмешательство, если б не Володино стратегическое мышление, они бы перебили друг друга до последнего ребенка… Квачков ведь и чеченский узел предлагал развязать рядом спецопераций, не было б тогда и этой бесконечной войны, и стольких жертв с обеих сторон. Но если в Таджикистане к Квачкову прислушались, здесь уже слушать не захотели. Иные интересы возобладали в верхах…

Юными лейтенантами Квачков и Чубаров попали в одну роту — взводными командирами. Дело было в Германии, год 1971-й. Уже тогда, признается Чубаров, о Квачкове в спецназе говорили с большим уважением. «Конечно, — улыбается генерал, — тогда ему было не до научных обобщений». До двух ночи готовились к проведению занятий, а к шести надо быть в подразделении, в 6.05 уже начиналась физзарядка — не простая, спецназовская… Вообще, 3-я бригада гремела, сильные традиции были заложены еще командирами-фронтовиками. Готовились к войнам, которые тогда разгорались. Арабо-израильский конфликт, вооруженные стычки в Африке, в Латинской Америке… Лейтенанты просили в рапортах послать туда, где проливается кровь простого трудового народа.

Служба в Германии по тем временам — считай, консервация: как попал взводным, так взводным и прослужишь все пять лет. Но, наверное, слишком уж старались молодые офицеры: в одно время получили по очередной звездочке, в одно время были назначены ротными. Редкий, о многом говорящий случай.

Потом дороги друзей разошлись. Чубаров попал в Среднеазиатский военный округ, Квачков — в Забайкалье, Афганистан. Встретились уже в Москве, в Академии.

— У поэта сказано: «А что мы без друзей? Как поле без цветов», — вздыхает Александр Сергеевич. — В академии Володя мне очень помогал. Он учился на курс старше. У нас и темы совпадали — курсовых, диплома.   Потому  что  совпадали  взгляды   на   боевое применение. Вот когда у Квачкова раскрылся еще один талант — военного исследователя. Он человек волевой, упорный — добился приема у нескольких ветеранов военной разведки. А к ним попасть ох как непросто! Не люди — легенды. Старинов, к примеру, или Овидий Горчаков. Имея громадный практический опыт, отточенный аналитический ум, Володя видел изъяны в организации разведывательно-диверсионной службы в разных военных округах. Предлагал, как это устранить. Уже тогда у него выстроена была своя концепция развития войск специального назначения, потом блестяще отшлифованная им и легшая в основу Директивы Генерального штаба …

В Афганистане спецназу нередко приходилось «вытягивать» попавшее в переделку подразделение. Уже справившись с поставленной задачей, уже на обратном пути отряд Квачкова сам наткнулся на засаду. Очень грамотно, надо сказать, организованную засаду: подрыв БМП и шквальный огонь со всех сторон. Три часа под ураганным огнем. Кто хоть однажды пережил это, тот понимает. Голову поднять страшно, не то что совершить маневр. И в этом свинцовом шквале Квачков сумел организовать бросок на сопку, единственный путь к спасению: лишь с высоты можно было подавить разошедшихся «духов».

Потом была контузия. Хорошо помнит горячий тяжелый  удар,  помнит,  как успел  подумать:  фугас? противотанковая мина? Взрывом разорвало «гусянку» на БМП, отбило каток. Командира отбросило метров на пятнадцать в сторону. Осколки посекли бронежилет в клочья. На самом — ни царапины. Однако контузия оказалась сильной: после госпиталя буквально жил на таблетках, до сих пор мучают головные боли, обострившиеся в камере «Матросской Тишины»…

Не раз и не два был на волосок от смерти. В Чечне вернулся на базу в вертолете с десятком пробоин от обстрела.

А ведь мог уже и не ехать, сидеть в Москве, писать научные статьи.

Володя старался отработать на практике все то новое, что выдвигал в докторской диссертации, — отвечает на мой резонный вопрос генерал Чубаров. — Он привык ценить человеческую жизнь, и годы на войне его не изменили. За ошибку военачальника тысячи расплачиваются жизнью. Это понимают все, но руководствуются этим только лучшие. Владимир Васильевич — выдающийся разработчик спецопераций. И не только. Я верю, что благодаря ему армия обретет второе дыхание. Ведь он автор многих документов по организации принципиально новых подразделений, отвечающих вызову сегодняшнего и завтрашнего дня, и многие из его предложений уже нашли поддержку на самом верху, вплоть до начальника Генерального штаба. Само собой, кое-кому его работа и он сам,— словно кость в горле. Ведь он конструктор  новой  армии, его новейшие разработки не просто способны поднять армию с колен и не просто укрепить ее, а сделать ее организационно армией наступившего века.

Сегодня у многих и душа, и сердце искренне болят за Россию, за русский народ, но вся их боль лишь в словах, Володя же не причитает, как большинство, не скулит, не ноет, он свою боль, свою тревогу, свою ответственность за Россию вкладывает в конкретное, судьбу России определяющее дело. Его есть за что бояться и ненавидеть врагам России, каковых и в самой России немало… Ну, а насчет Чубайса… Понимаете, Володя — аристократ, элита армии, он бы пачкаться не стал. Если же допустить невероятное и предположить, что он взялся… Хм, да там бы мокрого места от Чубайса не осталось. Простите…

По словам Надежды Михайловны, последнее время муж много читал, впрочем, много читал он всегда, теперь же читал не только специальную литературу. Русские мыслители, философы прошлых лет и современные расширили круг его чтения. Его любимцы? Боготворит Дениса Давыдова, считает его гениальным спецназовцем, первым в мире разработчиком теории специальных операций, опередившим военную мысль европейских стратегов на десятки лет. Любит перечитывать Ивана Ильина, на его столе сборник недавно ушедшего от нас Александра Панарина. Подчеркнуто: «Новая, демократическая, элита, подобно большевистскому властвующему меньшинству в 1918 году, постоянно помнит, что у «туземного большинства» она на подозрении и ввиду отсутствия настоящей опоры изнутри необходимо искать опору извне. Словом, собственный народ становится неназванным противником, с которым ведется необъявленная гражданская война, а бывший противник выступает в роли покровителя и, на случай чрезвычайных обстоятельств, гаранта «демократических преобразований»… В 1995-м году я был в группе Квачкова, направленной в Югославию, — рассказывает майор спецназа ГРУ Владимир Иванов. — Выехали под видом туристов. В случае чего, могли надеяться только на себя: рассказывать о задании нельзя никому… Готовили спецназ сербов, передавали свои приемы и навыки.

Запомнилась атмосфера воинского братства, которую сумел создать Владимир Васильевич. Он всю жизнь ценит людей не по количеству и размеру звезд на погонах, а по человеческим качествам. Благодаря его командирскому таланту мы успешно выполнили задание. Исключительная личность! Когда все те негативные процессы, что происходят в стране, докатились и до спецназа ГРУ, тогда многие просто плюнули и ушли заниматься другим делом, спокойнее и прибыльнее, он остался верен своему Долгу. Душой болеет за армию, за Россию. Открытый, честный, прямой. Патриот… А то, что он готовил теракт против Чубайса, — да об этом просто смешно говорить!

Действительно, смешно. Поехать на операцию в бросающемся в глаза зеленом «Саабе». Сидеть и ждать оперативников в квартире с тротиловой шашкой под диваном. А до того в ожидании «подельников» курить в автомобиле и швырять «бычки» на дорогу, будучи… некурящим. А чего стоит пробежка нападавших по снегу в заметном издалека армейском камуфляже — не в масхалатах! Даже киллер-приготовишка не отправится на дело на собственной машине; догадается угнать что-нибудь неприметное или хотя бы номер поменяет или испачкает грязью. И почему это отчаянно мазали суперохранники Чубайса, бывшие сотрудники ФСО? Куда подевались их хваленые навыки ворошиловских стрелков: все пули в белый свет, как в копеечку? Да и шумно все как-то, вызывающе непрофессионально… Ведь спецназ ГРУ блестяще выучен как раз для ведения разведки и совершения диверсий в тылу противника, обучен способам скрытного и бесшумного передвижения, ухода от преследования. Именно этим занимался всю жизнь Владимир Васильевич. И чтоб враз вдруг утратить все навыки — такого не бывает.

Так что же это? И для чего? Отстранить от дела крупного теоретика и практика военного дела, чьи разработки могут оказаться незаменимыми при реорганизации подразделений специального назначения? Бросить тень на спецназ, а там, глядишь, под шумок довести его до потери боеспособности? Не допустить внедрения уникальной концепции Квачкова по созданию в армии нового рода войск, вообще закрыть перспективную программу. Кому это надо? Кому это выгодно? Яснее ясного — не патриотам же и не друзьям России, у которой, по незабываемым словам Александра III, лишь два друга: армия да флот. Возможно, это и месть чеченских боевиков, которым крепко досталось от полковника Квачкова. Как знать, как знать.

…Тихо в опустевшей квартире. Надежда Михайловна вспоминает, как они познакомились, как прыгали вместе с парашютом, как работали, отдыхали, как прощались перед командировками, какими ослепительными были встречи. Передо мной проходит напряженная жизнь семьи военного: гарнизоны, отдаленные точки, тревоги, бесконечные командировки, переезды…

Вот еще письмо из тюрьмы:

«Перечитал трехтомник Ильина, буду перечитывать еще раз. Сейчас вдумчиво читаю «Новый Завет». Кирилл, я очень переживаю, что оставил тебя без своей опеки и духовной заботы… Мама, береги себя и знай, что мы еще погуляем на Кирюхиной свадьбе. Люблю вас и обнимаю, ваш сын и папа…».

Ильин — это его философ, сердечно и духовно близкий. Ему принадлежит, русскому герою, офицеру высшей пробы, а не тем, кто поспешил засветиться на телеэкране в день запоздалого перезахоронения Ивана Александровича на истерзанной новым нашествием русской земле. Ильин писал: «Он ищет не личного успеха, а предметного служения и утверждает свою честь на служении. В борьбе закаляюсь; в лишениях крепну, служу России; отвечаю Богу».

Сказано   давно   о   русском   Главнокомандующем. Сегодня кажется, что о полковнике Квачкове.
Александр Поляков


САМЫМ ЛУЧШИМ ИЗ ПОКОЛЕНЬЯ

Охота на Чубайса

Объявляется охота на Чубайса,
На матёрого пархатого жида.
На лицензии не надо тратить баксов,
Зарядили все патроны — и айда.
Где он водится и где сейчас жирует?
Что тут голову ломать, известно где.
Он жирует точно там же, где ворует.
А ворует он практически везде.
Возле Жаворонков рыжего на лёжке
Взять не взяли, но вломили по рогам.
Жаль, тротила не хватило там немножко,
Или водки не хватило мужикам.
В общем, разные рассказывают басни.
А у бабушки Матрёны в аккурат
Он последнего козлёночка счубайсил,
Даже лампочку украл на сорок ватт.
Говорят, что не один он промышляет,
Говорят, у нас чубайсов пруд пруди.
И везде они худое замышляют.
Пальца в рот, как говорится, не клади.
Что там палец? Не побрезгует ногами,
60

Ниже пояса кусаются они.
Всё глотают, людоеды, с потрохами,
Что пока ещё шевелится в стране.
Говорят, чубайсы хуже росомахи —
Всё растащат; что не стащат, то сожрут.
И особенно последние рубахи
Обязательно паскуды, заберут.
Ну, короче, на охоту собирайся.
Брать живым и без команды не стрелять,
Чтобы шкуру недобитого Чубайса
Каждый мог себе на ваучер порвать.
* * *

В. Квачкову

В России над рублём глумится бакс.
Над русским измывается иуда.
Полковнику вменяется Чубайс,
Как ангелу вменяется паскуда.
За мужество — и в профиль и анфас,
За силу духа в русском офицере
Полковнику вменяется Чубайс,
Как Моцарту вменяется Сальери.
За выслугу, ушедшую в запас,
За блещущие золотом погоны
Полковнику вменяется Чубайс,
Как мафия вменяется закону.
61

Вменяют нам Иванов-дурачков
Телеканальи купленых экранов.
Но неподсуден офицер Квачков,
Как неподсуден офицер Буданов.
И благодарный Северный Кавказ
Встает за нашу Армию горою.
Полковнику вменяется Чубайс,
Как жалкий трус вменяется герою.

Первая ласточка мести

Снова — Минское направленье.
И на подступах ярость атак.
Самым лучшим из поколенья
Вновь нельзя отступить ни на шаг.
Отзовётся в народе громко
Этот самый короткий бой…
Возле Жаворонков воронка
Заполняется талой водой.
У весны невеселые вести.
Но суровое время пошло.
Бьётся первая ласточка мести
В бронированное стекло.

Леонид Корнилов,
17. 03. 2005


— Все эти ельцины, путины, гайдары, чубайсы, грефы, кудрины и другие, разрушившие нашу страну, должны быть отданы под суд военного трибунала…
— Сейчас нас без боя уничтожают уже по два миллиона человек в год. Идет бесшумная, но жесточайшая война против русского и других коренных народов России.
— Уничтожение оккупантов и их пособников есть не преступление, а долг и обязанность каждого защитника Отечества, верного воинской Присяге.
— Сейчас положение Вооруженных Сил России хуже и трагичнее положения Русской Армии летом-осенью 1917-го года.
— Если русская регулярная армия началась с двух потешных петровских полков, то сейчас она возвращается к двум потешным путинским.
— В российской военной доктрине вы не найдете даже слова "победа". Победа собственной армии не нужна нынешним холуям — правителям страны.
— Терпеть и дальше насилие над собой, над женами и детьми, над своим народом — значит стать соучастником и пособником оккупационной власти.

Владимир КВАЧКОВ

ПОДПИСАТЬСЯ НА САЙТ ПО ЭЛ.ПОЧТЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

%d такие блоггеры, как: